Капризы и возрастные страхи

Капризы и возрастные страхи

По многочисленным наблюдениям психологов, именно на старший дошкольный возраст приходится наибольшее количество страхов. Считается нормой, если ребенок в разговоре со специалистом может назвать семь, восемь, а то и девять постоянно мучающих его страхов. Чаще всего они выступают определенным комплексом, где каждый последующий страх имеет под собой ту же основу, что и предыдущий. Такая галерея ужасов связана с появившейся у ребенка способностью к обобщениям, с развитием его фантазии.

Навязчивые детские страхи не так безобидны, какими кажутся на первый взгляд. Одолеваемый ими ребенок становится непохожим на себя – часто плачет, неадекватно реагирует на строгий тон, порицание. Страхи могут проявляться в постоянных капризах, непослушании и даже агрессии. Усугубляется проблема и тем, что дети с 5 до 7 лет приобретают привычку замалчивать свои проблемы, немного стыдясь их, – ведь им скоро в школу, окружающие на смех поднимут.

Рейтинг страхов дошкольника открывает страх чертей и других демонических личностей. Черт – это не просто страшилка из сна. У 6-летних детей уже развито понимание, что кроме хороших, добрых и отзывчивых родителей есть и плохие. Плохие – те, кто часто ругают и наказывают ребенка, относятся к нему несправедливо, а также повышают голос друг на друга, ссорятся и проявляют крайнюю степень нетерпения и ненависти. В таких семьях дети чаще всего подвержены страхам чертей. Рогатая пакость предстает перед ними в роли нарушителя социальных устоев, семейной гармонии. Кроме того, как и все представители потустороннего мира, он обладает непонятной и неисчерпаемой энергией, от него можно ждать чего угодно.

Черт – всегда разрушитель. Даже если он не причинит боли, он перенесет в другой мир или разрушит этот. В большей степени подвержены боязни чертей послушные дети, испытавшие характерное для возраста чувство вины при нарушении правил, предписаний по отношению к значимым для них авторитетным лицам. Понятно, что большое количество ограничений и постоянные наказания только подстегивают страх, делают его огромным и непреодолимым.

Не требует доказательств утверждение, что подобные страхи снимаются только доброжелательным, положительным настроем в семье. Как бы ни развивались отношения между родителями (а кризис супружеской жизни, который признает подавляющее большинство психологов, довольно часто приходится на предшкольный возраст их первенца), у них одна общая цель – воспитать здорового, нормального ребенка. И ради этой цели стоит выбрать такую форму поведения и сотрудничества, которая бы не подрывала веру маленького человечка в семью, в ее защиту и поддержку.

Вторым ведущим страхом дошкольного возраста является страх смерти. В какой-то степени это тоже следствие развития абстрактного мышления: ребенок не просто осознает категории времени и пространства, он начинает понимать необратимость процессов. У него уже есть определенный багаж памяти, он помнит, как «был маленьким», помнит определенные этапы взросления и понимает, что дальнейшие изменения рано или поздно приведут его к смерти. Именно неотвратимость смерти пугает его больше всего. Он знает: каким бы послушным он ни был, сколько бы противной каши ни глотал, какие бы правила и ограничения ни соблюдал – смерть неизбежна. Часто, впервые осознав этот факт, дети полностью выходят из-под контроля.

В 5,5 года девочка стала отказываться от еды, она часто плакала, перестала играть со сверстниками. Выяснилось, что незадолго до этого умерла бабушка девочки, и не скользко дней ее родители были полностью заняты хлопотами, связанными с похоронами. От испуганного происходящим ребенка просто отмахивались, на нее прикрикивали, чтобы не мешалась под ногами, сидела в своей комнате.

Девочка пережила сразу два стресса – сам факт смерти (бабушка жила в другом городе, и ребенок не был к ней сильно привязан) и измену родителей. Именно так она восприняла невнимание к своему состоянию. В результате в ее мозгу сложилось твердое убеждение: «зачем жить, если все равно умрешь, к тому же я здесь никому не нужна».

Страх смерти не закрепляется в сознании тех детей, в семьях которых не принято акцентировать внимание на ужасах жизни, где не обсуждают со смаком всех деталей увиденной катастрофы, не перечисляют всевозможные заболевания и их последствия. Впрочем, для особо впечатлительных детей может быть достаточно увиденного фильма или другой информации, поданной в категоричной форме.

В особо сложных случаях страх смерти полностью меняет ребенка – малыш может начать отказываться засыпать, а любые попытки оставить его одного в комнате будут приводить к приступам тошноты или даже расстройству кишечника. Следует помнить, что в этом возрасте страхи – не просто проявление буйной фантазии, они захватывают детей целиком, включают физиологические реакции, могут привести к серьезному заболеванию.

Снять такой страх смерти непросто. Иногда даже требуется принимать специально назначенные успокоительные средства. Главное, ни в коем случае не ругать ребенка за этот страх, не поднимать его на смех, а лучше – вообще не акцентировать на нем внимание. Важно дать понять, что в таком страхе нет ничего необычного. Вы можете сказать: «Я тоже боялся смерти когда был в твоем возрасте. Но потом я подрос и понял, что ничего страшного в этом нет. Никто не знает, что ждет нас после смерти. А может быть, мы просто перейдем в другой мир, где встретим тех, кто расстался с нами раньше? Конечно, все рано или поздно умирают. Но это не значит, что здесь и сейчас мы не можем быть счастливы. Ты прожил всего пять (или шесть, или сколько ребенку в данный момент) лет, а мы с мамой – уже тридцать! И умирать не собираемся. А это значит, что у тебя впереди как минимум 25 лет – во много раз больше, чем ты уже прожил, так стоит ли бояться события, которое произойдет так нескоро?»

Это примерный монолог, который можно произнести, когда будут замечены первые признаки страха перед смертью. Как правило, если страх еще не окончательно парализовал ребенка, первым его признаком становятся вопросы: «А я не умру?», «Когда я умру?» Отвечать на них надо спокойно, уверенно, примерно в том духе, который был описан выше. Хуже нет, если мама, сама пережившая подобное в детстве, начинает сюсюкать с ребенком, убеждая его, что смерть тому не грозит. В пять-семь лет дети прекрасно отличают правду ото лжи, вместо того, чтобы успокоить ребенка, мама просто теряет его доверие, что только усугубит положение.

Целую группу страхов составляют страхи животных, стихии, пожара, войны, нападения. Все они имеют косвенное отношение к страху смерти: собака (или любое другое крупное животное) может закусать, загрызть до смерти, молнии убивают, в пожаре можно сгореть, а на войне – получить смертельное ранение.

Зачастую дети в возрасте от пяти до семи лет не признаются в существовании у них страха смерти как такового, но на него безошибочно указывает комплекс приведенных выше страхов.

Мама привела на прием к психологу своего сына, жалуясь, что он боится абсолютно всего – не может оставаться один, не заходит в темную комнату, не смотрит картинки, если на них изображен волк или большая собака. Ребенок не переносил толпу, боялся речки и даже в ванне купался со скандалом. Мать охарактеризовала его как капризного, упрямого, вредного ребенка, очень похожего на мужа, с которым она рассталась.

Предположив, что именно развод явился причиной столь тяжелой психологической травмы, психолог начала расспрашивать мать о мотивах ее расставания с мужем. Выяснилось, что, имея тревожный, мнительный характер и при этом всячески стараясь доказать собственную самостоятельность и значимость, женщина постоянно выводила мужа на конфликт, подчеркивала свое преимущество перед ним, ревновала к вымышленным любовницам. Когда мужчина, не выдержав такого напора, ушел из семьи, мать перенесла свою манеру поведения на подрастающего сына. Она требовала безоговорочного послушания, часто повышала голос на мальчика, требовала, чтобы он не хныкал и умел занять себя сам.

Ребенок, переживший крушение своего маленького мира (развод родителей в этом возрасте дети зачастую воспринимают именно так) и не увидевший поддержки в истеричной маме, стал бояться собственного исчезновения. «Папа исчез, если я исчезну, ей будет только лучше!» – заявил он на расспросы психолога. Конечно, изменить взрослого человека непросто, но психолог дала несколько советов, как стабилизировать отношения в семье, помочь мальчику справиться со своими страхами.

Во-первых, она посоветовала матери не пресекать общение сына с отцом. Чтобы избежать конфликта между различными подходами в воспитании (по словам матери, отец баловал ребенка, позволял ему «сидеть у него не шее»), были выработаны правила встреч: папа приходит два раза в неделю, помогает сыну выполнять задания, данные в детском саду (мальчик занимался с логопедом), и затем гуляет с ним не более 2 часов. Мама со своей стороны не вмешивается в общение сына с папой и не осуждает бывшего мужа в присутствии ребенка.

Во-вторых, матери было рекомендовано снять ряд ограничений, которые ребенок не в силах был соблюдать-, спать с выключенным светом, ходить гулять одному. Для мальчика был куплен специальный ночник, который давал приглушенный свет и не мешал спать ни ему, ни матери; на прогулках мальчика сопровождали мать или отец.

И наконец, мама прошла курс обучения «положительному воспитанию», когда акцент делается не на наказании, а на поощрении. «Ты не заплакал, когда увидел собаку? Какой ты молодец! Ты очень смелый мальчик». Любой хороший поступок ребенка не должен быть незамеченным, каждый необходимо похвалить. Именно так можно изменить представление ребенка о себе с «трусливого, капризного плаксы» на «смелого, отважного героя», что поможет ему победить свои страхи и относиться к маме с большим доверием и любовью.

К так называемым социальным страхам, которым подвержены дошкольники, можно отнести очень частый страх – страх опоздания: социальным его называют потому, что ребенок боится не соответствовать требованиям, предъявляемым ему со стороны общества.

Страх опоздания часто сопутствует общей мнительности. В его основе лежит неопределенное и тревожное ожидание какого-либо несчастья. Иногда подобный страх приобретает навязчивый, невротический оттенок, когда дети мучают родителей бесконечными вопросами-сомнениями вроде: «А мы не опоздаем?», «А мы успеем?», «А ты придешь?»

В крайней стадии своего проявления такие страхи вызывают и физиологическую реакцию: перед долгожданным праздником девочку может тошнить, иногда на детей нападает сонливость. Так, ребенок может вечером ворочаться с боку на бок, поминутно спрашивая: «А ты будильник поставила? А мы не проспим?», зато утром его невозможно добудиться, он засыпает, продев ногу в одну штанину, не может сам умыться, клюет носом за завтраком.

Социальные страхи часто всего встречаются у детей, родители которых и сами не уверены в том, что оправдывают возложенные на них обществом задачи. Это или слишком молодые люди или люди, привыкшие считать себя неудачниками. Не сумев реализовать себя в собственной жизни, они пытаются сделать это через детей. В таких семьях детям предъявляются завышенные требования: их начинают учить читать, не дожидаясь, пока они сами проявят интерес к книге, ждут от них взрослого, обдуманного поведения. С другой стороны, их чрезмерно опекают: кутают во все теплое (или, наоборот, раздевают с целью закаливания), запугивают, пытаясь добиться полного послушания.

Как правило, большего ждут от мальчиков. Это связано с той ролью, которая приписывается мужчинам в современном обществе: он должен быть добытчиком и защитником, «рыцарем без страха и упрека». Особенно такое воспитание характерно в неполных семьях, где разочарованная в мужском роде мать пытается воспитать «идеального» мужчину. Зачастую она вообще переносит на сына все свои ожидания от жизни, заставляет его играть роль взрослого. Такие матери совершенно искренне и всерьез обижаются на детей, если они забывают их наставления. Для нее – это продолжение равнодушия, которым обжигал бывший муж. А слезы матери воспринимаются детьми как самое страшное наказание.

Увы, чем более требовательной бывает мама, тем больше шансов у ее ребенка вырасти запуганным мямлей и бякой.  Он чувствует, что ему не по силам соответствовать ожиданиям матери, боится разочаровать ее и от этого только глубже погружается в состояние неуверенности в себе, общей тревожности. Страх опоздания – лишь частное проявление болезненно заостренного и фатально неразрешимого внутреннего беспокойства, т. е. невротической тревоги, когда прошлое пугает, будущее тревожит, а настоящее волнует и озадачивает.

Только дети, которые чувствуют безусловную любовь родителей, знают, что их принимают целиком, со всеми бедами и недостатками, могут вырасти в сильных, уверенных в себе людей. Для полноценного развития ребенка чрезвычайно важно, чтобы он мог свободно проявлять свои чувства и эмоции, не боясь быть осмеянным или наказанным.

Читайте так же:

    Последние публикации
    • 01.11.2016
      Как выбрать детскую кроватку

      Какое детство без кроватки? Кто-то из нас помнит небольшие кровати в детских садах, а кто-то свои первые «домашние» кровати-манежи. Ка правило, это небольшая кровать из сосны, вскрыта лаком на ножках и со съемными палочками....
      [Читать далее]

    • 23.08.2016
      Как избежать ошибок при домашнем мыловарении

      Домашнее мыловарение – процесс необычайно интересный и увлекательный. Сделанным своими руками продуктом можно пользоваться самому, подойдет он и в качестве подарка. Однако начинающие мастера порой допускают ошибки, приводящие...
      [Читать далее]

    • 17.05.2016
      Основные виды мужских футболок

      В гардеробе практически каждого мужчины найдется хоть одна футболка. Это практичная, удобная и многофункциональная одежда. Ее можно носить в жаркие летние дни, в суровые морозы (например, под свитером). Правильно подобранная...
      [Читать далее]

    Комментарии запрещены.